April 6th, 2019

(no subject)

Муж сейчас рассказал прекрасное, и я просто не могу не!..

Во времена Второй Мировой в английской авиации на истребителе служил некий Дуглас Бадер. Примечателен он был многим, но в частности - тем, что ног у него не было. Летал на протезах. И ТАК летал, что уважали его даже немцы. Собственно, когда Бадер в один из своих боевых вылетов был сбит и попал в плен, командир 26-й эскадрильи Люфтваффе, Адольф Галланд (тоже весьма примечательный во многом человек) настолько проникся героизмом и самой личностью Бадера, что связался с спредставителями RAF и запросил для пленного новые протезы. Протезы были переданы.
Оба летчика, и Бадер, и Галланд, прошли всю войну (по-отдельности, разумеется), остались живы - и после дружили до самой смерти Бадера: Бадер лично написал предисловие к книге воспоминаний Галланда, и именно Галланд организовывал впоследствии похороны Бадера.
Но их дружба - это отдельный разговор.
Я, собственно, о Бадере. Действительно замечательный был персонаж! Вот вам пара моментов:
Первый: после войны Дуглас Бадер  приехал к другу в гости, в Германию. Галланд примерно в это же время организовывал встречу бывших пилотов Люфтваффе, ну, и прихватил на нее с собой Бадера. Последний оглядел бойцов, хмыкнул. И, от души пожимая руки, с широкой улыбкой заявил: "Эх, сколько ж вас мы все-таки не добили!.."
Второй: увешанный наградами ветеран Бадер был приглашен рассказать о своем участии в войне в одну из английских женских школ. И, ударившись в воспоминания, так разошелся, что забыл, кто перед ним. "...два факера сзади, три факера справа и еще один заходит в лоб!.."- живописует раздухарившийся летчик. Учительница, стремясь спасти положение, мягко вклинивается в повествование. "Фокер, девочки,- говорит она,- это одна из моделей военных самолетов того времени..." Бадер решительно соглашается: "Именно! Но эти факеры были на "Мессерах"!"
:))))

Йа феникс!..

И я практически восстал из пепла - причем местами в самом буквальном смысле:)

Короче.
Приезжала третьего дня ко мне подруга. Посмотрела на мою кислую рожу, сказала, что с этим надо что-то делать - и велела на пятницу ничего не планировать. А я что, да пожалста.
И вот пишет мне утром в пятницу - мол, я работаю до девяти, в девять пятнадцать встречаемся на площади Восстания, у меня для тебя сюрприз, и если тебе не понравится - я съем свою шляпу.
А  я вообще сюрпризы не люблю. Даже приятные. Мне ж все вечно контролировать надо. Но тут я вся в депрессии, а, думаю, ладно! Хуже-то уже не будет. И, стало быть, к четверти десятого нарисовываюсь в условленном месте. После чего меня берут под белы рученьки и ведут...
Collapse )